Rambler's Top100

  Новости
  Дневник
  Клуб
  Типа Музыка
  Мультики
  Флэш
  Бесплатный сыр
  Азбуквы
  Сюр Приз Петровича
  Со стороны
  Рисованное
  Спасибо

 
майка от Петровича


мой e-mail
  ab@kommersant.ru

мои друзья
  Шендерович
  Жванецкий
  Вишневский

почти реклама
Проверка для настоящих парней. Повестка в военкомат.

перлодром
  крылатые фразы
  из кино и жизни

моя кнопка



без анимации



Культ личности Бильжо, или закулисный портрет карикатуриста

"Журналист" N2, 1994

Эдуард Полянский

Писать о Бильжо в реалистической манере глупо. Получится не Бильжо, а, скажем, Бильжочкин. Или не менее заурядный Бильжонский. А то и вообще Билл Джонс. Кто угодно получится, только не Андрей Бильжо, 1953 г.р., хозяин двух такс - Дездемоны и фон Рюпенхаузена, хулиган детства, карикатурист, график и живописец в одном лице, о работах которого в недавнем альбоме с пронзительным откровением сказано, что зрители его картин "часто ощущают несравненные экстатические восторги, порой приводящие иных к антиобщественным проявлениям".

Сам Андрей Бильжо отрицает связь своего творчества с ухудшением криминальной обстановки в стране, хотя и признает, что в детские годы терроризировал советское учительство, кривляясь и гримасничая на уроках, но завязал с этим классу к седьмому, переключившись на иллюстрирование собственных тетрадок. Заглядывая в них, учителя приходили в бешенство, и маленький Бильжо, с интересом наблюдая за своими наставниками, стал задумываться о природе их непонятных срывов. Так, очевидно, и пробудилась у него склонность к психиатрии, ставшей его специальностью на долгие 15 лет после окончания медицинского института. Он даже защитил кандидатскую и работал в "Кащенко", все эти годы каким-то чудом удерживаясь от иллюстрирования журнала дежурного врача. Чтобы не портить документа строгой отчетности, начал рисовать карикатуры для газет. Одновременно выполнил серию портретов фон Рюпенхаузена, выручив за них кругленькую сумму для покупки цветного гелевизора. Но хулиганские замашки нет-нет да сказывались.

Для примера: вез Андрей фон Рюпенхаузена в электричке. Вез впервые, на выставку. И случились контролеры. У Андрея билет был, фон Рюпенхаузена же он по незнанию не обилетил. А полагался, оказалось, и ему билет. Контролер взыскал с Андрея штраф и спросил:

- На чье имя выписывать квитанцию?

- На имя фон Рюпенхаузена, ответил Андрей.

- Вы что же - "фон"? - удивился контролер.

- Не я, а собака.

- Гражданин, не хулиганьте! возмутился контролер. - Назовите свою фамилию.

- Позвольте, при чем здесь я? упорствовал Андрей.- Вот мой билет. А зайцем едет фон Рюпенхаузен. На него и выписывайте.

Если это и хулиганство, то, согласитесь, с порядочным налетом эстетства. Эдакий бытовой артистизм. Врастание детской шкодливости в творческую натуру. А если не хулиганство, тогда что? Обостренное чувство справедливости, педантизм? В самом деле, почему из-за безбилетного фон Рюпенхаузена должен рисковать своей репутацией обилеченный Бильжо!

Или еще пример то ли хулиганства, то ли чего-то другого. Вздумалось Андрею украсить обложку одной готовящейся к выпуску книжки рисунком с фантика конфеты "А нука отними!". Руководила им любовь к нетронутой старине: пожалуй, это единственная конфетная обертка, не претерпевшая никаких изменений. И девочка, и собака шагнули к нам из сладких социалистических времен.

А книжка не простая, узкому кругу утонченных ценителей адресована. Тираж - 537 экземпляров, обложка из плюша, а под ней на равных правах автономно сосуществуют поэт Игорь Иртеньев и художник Андрей Бильжо. И без конфетной обертки в стиле ретро им жизнь не в жизнь. Выложь и подай этим гурманам заветный фантик! Андрей позвонил на кондитерскую фабрику:

- Продайте хоть одну конфетку. Или фантик от нее. Из торговли этот сорт исчез. Или позвольте перерисовать. Может, у вас музей имеется?

Фабричное начальство отнеслось к просьбе с подозрением.

- Если каждый будет перерисовывать нашу картинку, что же такое получится! - возмутился один начальник.

А другой пригрозил:

- Мы подадим на вас в суд! Картинка - собственность предприятия, а вы хотите ее присвоить!

А третий, когда Андрей поднадоел со своей просьбой, обвинил его в хулиганстве. Казалось бы, и не бедокурил он, а действовал в рамках художнического поиска, а все равно углядели в нем нарушителя порядка. Видать, детская склонность к озорству укоренилось у него где-то в подсознании, и поневоле, не владея собой, выбивался Андрей из общепринятых норм поведения.

А с первого взгляда ничего паренек: мягкий, интеллигентный, обходительный. Как обманчива внешность! Вот и в творчестве у него частенько вылезает невидимый для собственного глаза эпатаж. Вставил в свою книжку автошарж: смотришь, вроде бы и впрямь Бильжо, а, с другой стороны, и на вождя мирового пролетариата смахивает, поскольку вмонтирован Бильжо в известную картину "Ленин читает "Правду" и весьма органично, по-хозяйски живет в ней.

Ну, не хулиганство ли - отобрать у Владимира Ильича газету и усесться за его стол! А то еще в журнале "Магазин" сразу двух вождей изобразил: Ленина и Сталина, манерно сидящих на лавочке, причем Иосиф Виссарионович делает Владимиру Ильичу рожки. Какой-то читатель сразу его раскусил, вернув вырезанный рисунок с припиской: "Ну и сволочь. Поганый рисовальщик. Берегись, сука!"

Вот они, "несравненные экстатические восторги", ощущаемые зрителями при встрече с Бильжо. Более широкий спектр восторгов Андрей представил на выставке под названием "Следствие", которая явилась результатом проведенного им расследования относительно судьбы газетных полос с его рисунками после их прямого употребления. Выполнив информативную роль, газета, как известно, широко используется нами по бытовым надобностям, что и подтвердили в полном объеме 30 работ или, вернее, экспонатов, которые имели возможность лицезреть посетители Центрального Дома художников.

Коллекция собиралась у Андрея постепенно. Как-то на Черемушкинском рынке завернули ему кусок мяса в родимый "Коммерсанть", где он состоит штатным художником. Газету сохранил, как реликвию. Другой номер "Коммерсанта" достался Андрею в поезде, после дорожной трапезы пассажиров-попутчиков. На ней яичная скорлупа, прочие остатки еды. Еще полоска с останками воблы: голова, хвост, хребет, пузырь - здесь потрудились любители пива. Кусок обгоревшей газеты найден у кострища, в лесу. А здесь аккуратная дырка - некий его обожатель вырезал бритвой карикатуру. Пригодился даже экспонат, снятый, извините, с гвоздя в туалете Ярославского вокзала. Все эти драгоценные находки Андрей привел в порядок, поработал утюгом и клеем и укрепил на белых листах. Каждую находку прокомментировал пояснительным текстом.

Один из комментариев: "Этот экземпляр найден автором на полу 127-го отделения милиции г. Москвы, где шел ремонт, белили потолки. Когда автор забрал газету, на него посмотрели с удивлением". Интересно: если бы милиционеры вместо того, чтобы праздно удивляться, установили слежку за Бильжо и проследили за ним вплоть до ЦДХ, где выставили экземпляр "Коммерсанта", служивший в отделении подстилкой, обвинили бы они его в похищении музейной редкости, то есть заляпанной белилами газеты? Не исключено, знаете ли, ибо высокое искусство умеют ценить и милицейские работники. А некий элемент здорового хулиганства в творческой сфере лишь приветствуется. Во всяком случае, Уголовный кодекс не предусматривает лишения свободы. И попустительство УК постоянно толкает Андрея на новые эксцессы. Так, в одной из столичных галерей состоялась акция, направленная на возвеличивание личности Бильжо.

Представьте себе экспозицию из 15 автопортретов Бильжо, который не упускает возможности заодно с беззастенчивым возвеличиванием собственной персоны протащить в художественный салон и обожаемого фон Рюпенхаузена. Вы двигаетесь вдоль экспозиции, и в глазах у вас рябит от переизбытка лысоусато-очкастого субъекта, который предпочитает не встречаться со зрителем взглядами, а взирает куда-то вбок, в раму картины. Бильжо с таксой, Бильжо в бескозырке, Бильжо N 1, Бильжо N 2, Бильжо так, Бильжо сяк. В довершение ко всему на подиуме скульптурный портрет автора, выполненный его приятелем из дерева, - для поклонения и возложения цветов...

Неудивительно, что нашлись коллеги, кстати, из мэтров, решившие урвать у Андрея кусочек славы,Сергей Тюнин и Олег Теслер. Первый прибыл на вернисаж в усах, предусмотрительно отращенных под Бильжо, второй, поздно спохватившийся,- в таких же усах, но наклеенных. Очки и лысины а-ля Бильжо у них имелись давно, оба такие же плотно сбитые здоровячки, как именинник, поэтому публика терялась в догадках: кто же из этой троицы хулиганствующих молодчиков Бильжо как таковой, Бильжо-оригинал!

Этот образец коллективного артхулиганства имел место в галерее "А-3". Все эти небольшие галереи, в которых с особым удовольствием выставляется Андрей, носят, как правило, загадочные и романтические названия и предназначены для зрителей с современным взглядом на искусство, а не для лиц, все еще исповедующих основы марксистсколенинской эстетики либо по простоте душевной думающих, что эстетика - это аббревиатура советского толка: СТТК. Если на выставку иронической живописи Андрея случайно забредет Вероника Маврикиевна, известный эстрадный и, увы, жизненный персонаж, она может и заявить в милицию: дескать, мало того, что этот мазила рисует уродов, так он еще из хулиганских побуждений сплошь и рядом приделывает им между ног, стыдно сказать что, прямо-таки мужицкий орган. Отрицать нелепо: данный момент в живописи Бильжо присутствует. "Есть такой орган!" - как бы выкрикиваает Бильжо-живописец, но, я-то думаю, не самоцель это, а, вопервых, дополнительная характеристика персонажей, о половой принадлежности которых порой трудно судить, а во-вторых, проявление педантизма в работе: коли ты мужик, носи с гордостью то, чем наградила тебя мать-природа.

Характерно, что мировая общественность принимает его персонажи такими, какие они есть. Частные коллекционеры, приобретающие работы Андрея, и устроители престижных выставок (Брюссель, Рим, Амстердам, Берлин) не требуют предварительного оскопления изображенных на картинах мужчин. Мировая да и наша общественность несколько расходится с утверждением известного генерала сразу после октябрьского штурма мэрии о том, что отныне у нас не будет ни мэров, ни сэров, ни пзров, ни, сами помните, чего... По крайней мере две позиции продолжают оставаться народным достоянием.

Да, генеральское хулиганство частенько скатывается к солдафонству. Хулиганство художественное сопутствует смелому поиску, дерзанию. Взять карикатуру, в которой Бильжо наиболее известен массам, в основном по "Коммерсанту". Взгляните на рисунки - уловили небрежно-хулиганскую манеру? Вроде бы и не профессионал рисует, а школьник на промокашке. Эдакая нарочитая любительщина, притворная стилизация под дилетантскую, полумеханическую пачкотню бумаги, когда рука Нехудожника на уроке, на лекции, на совещании сама водит по бумаге, выплескивая из подсознания непритязательные образы.

Бильжо как бы один из нас, далеких от художественного творчества бумагомарателей, и нам даже кажется, что и мы могли бы нарисовать эти широко разинутые рты, эти кружочки вместо глаз, эти растущие из черепа носы, эти повернутые боком малюсенькие ножки.

Я попробовал - ничего не получилось. По-моему, он только делает вид, что не умеет рисовать. Умеет, а под нас подделывается из хулиганских побуждений, чтобы подразнить. Гримасничает, как в детстве.

 
 
 
© 1996-2004 Андрей Бильжо
© 2002 Владимир Липка, дизайн сайта

hosted by .masterhost