Rambler's Top100

  Новости
  Дневник
  Клуб
  Типа Музыка
  Мультики
  Флэш
  Бесплатный сыр
  Азбуквы
  Сюр Приз Петровича
  Со стороны
  Рисованное
  Спасибо

 
майка от Петровича


мой e-mail
  ab@kommersant.ru

мои друзья
  Шендерович
  Жванецкий
  Вишневский

почти реклама
Проверка для настоящих парней. Повестка в военкомат.

перлодром
  крылатые фразы
  из кино и жизни

моя кнопка



без анимации



Тот самый Петрович

В 1998 клуб "Петрович" был признан лучшим среди "демократических" клубов Москвы. Вечерами здесь полный зал, столик надо заказывать заранее.

Говорит Андрей Бильжо, Президент клуба "Петрович":

Клуб создан в 1997 году, хотя идея родилась давно. В основу концепции лег Петрович (герой карикатур Андрея Бильжо. - Примеч. ред.). Он стал очень популярен. Я приходил куда-нибудь, и если там был начальник с отчеством Петрович, то стояла папка, где секретарша честно вырезала все картинки, собирала и наклеивала. Я обнаружил, что есть такая игра и немало людей, которым она нравится. Я понял, что такая история может быть интересна, тем более, что среди поклонников был платежеспособный слой населения. Те "новые русские", которые молоды, энергичны, знают три языка, имеют два высших образования и работают двадцать восемь часов в сутки. Тогда возникла идея создать это место. А так как Петрович родом из Советского Союза, этакий "совок", захотелось воссоздать атмосферу детства, поиграть в старые добрые игрушки. Здесь несколько составляющих: ирония, нежность и ностальгия, связь с не очень далеким прошлым без всякой политики.

На то, чтобы все это воплотить, ушло три года разговоров и уговоров. Постепенно те, у кого есть деньги и кто не утратил способности чувствовать, стали понимать, что в Москве человеку, обладающему каким-никаким запасом культуры и некоторым интеллектом, пойти некуда. Роскошь перестала удивлять. Места, где все, от мебели до морковки в супе, привезено из-за границы, скучно посещать дважды. Я понял, что интерьер, как сквозь сито, просеивает человеческую породу. Там, где пластмасса, золото, рококо, кучкуются небескорыстные красотки, люди, торгующие нефтью, "красные пиджаки". Я как-то подслушал случайно, как один господин укорял свою даму: "Куда ты меня привела? Что тут хорошего? Какая-то нищета, честное слово! Старья понатащили всякого, не смогли даже рамочки купить нормальные". Ему здесь явно было делать нечего. "Петрович" - клуб художников, поэтов, рекламщиков, людей, которые занимаются творчеством. Они приносят сюда вещи своего детства, дарят их, вступают в придуманную игру.

Один молодой человек подарил клубу фарфоровую лошадку, а через несколько дней приходит девушка и говорит: "Эта лошадка - моя. Ее сюда принес мой муж, но мы с ним разводимся. Так что я ее забираю. Но мне нравится ваш клуб, и я принесу взамен фарфоровую собачку". Вот это собачка у нас с тех пор и стоит. Или, пожалуйста, замечательная табличка - "КЛИЗМЕННАЯ". Подарок одной супружеской пары. Когда жена рожала, супруг пришел в роддом ее навестить, увидел, какие проникновенные слова в русском языке встречаются, ну и на радостях отвинтил. Подарили с условием, что мы обязательно ее повесим. Мы ее, разумеется, повесили, хотя не обошлось без полемики. Некоторым слишком серьезным гражданам казалось, что табличка обязательно вызовет негативные ассоциации. Но я знаю точно, что завсегдатаи клуба, заказывая столик по телефону, часто просят зарезервировать место "у клизменной".

Сюда приходят и совсем молодые люди на платформах. Бывает, разглядывают нашу коллекцию и кто-то говорит: "Такое радио я слушал, стоя на табуреточке, когда мне было 6 лет, и меня на лето отправляли к бабушке в Тулу". Или: "А у меня где-то есть электробритва старая, можно я ее принесу?" И приносят. Разве не приятно сознавать, что твоя электробритва или плюшевый мишка приобрели статус музейных экспонатов, демонстрируются в самом центре Москвы и практически непрерывно ласкают взор представителей международной общественности.

У нас здесь действительно много иностранцев. Оказалось, что "Петрович" - излюбленное место московских шведов. Они здесь собираются, отмечают дни рождения. По вечерам приходит милый американец, играет на тромбоне и поет русские песни. За все время не произошло ни одного не то что скандала, но даже мелкого конфликта между посетителями. Здесь собираются люди одного круга независимо от возраста.

Есть два человека - Игорь Писарский и Алексей Ситников, - без их финансовой и интеллектуальной поддержки ничего бы не вышло. Один из них академик-психолог, другой - кандидат архитектуры, оба теперь занимаются рекламой. С ними нам очень повезло.

Этот подвал до революции принадлежал знаменитому коньячному фабриканту Шустову, затем - московскому заводу "Арарат". Мы специально сбили штукатурку со стен и потолка, чтобы показать старинную кладку, клейма на кирпичах. Архитектурным проектом занималась Света Писарская. Интерьер оформлен произведениями художников

Андрея Басанца и Сергея Горшкова. Здесь их постоянно действующие персональные выставки, находящиеся в развитии.

Все сварочные работы - надпись "Петрович" на барной стойке, дверь, фонтан - выполнил художник по металлу Володя Павлов. Входная дверь с множеством замков сразу создает нужное ощущение - советской коммунальной гаражно-сарайной житухи. Фонтан называется "Фонтан Петрович". Наверху Петрович, вокруг хорошо знакомые и любимые советскими людьми предметы: краны, алюминиевый чайник, кружка на цепочке, бюст академика Ивана Петровича Павлова. Все это покрашено синей краской, такая вот монолитная и сплоченная советская вещь. На макушке у Петровича мигает лампочка. Для того, чтобы самолеты, которые летят низко, в тумане, не задели и не повредили его. Или сами не повредились. Мы считаем, что создали рабочий макет для Зураба Церетели. Ведь наш Петрович - плоть от плоти его Петра. Поэтому Церетели должен увеличить Петровича до соответствующих размеров и установить в таком месте, где его будет хорошо видно из космоса невооруженным глазом.

Строители были удивлены нашим подходом к делу. Мы просили, например, сохранить и покрасить старые болты, торчащие из стен. Нормальные трудящиеся привыкли зашивать все что можно фанерой, гипсокартоном, а здесь им как бы и фронта работ не было. Трубы, вентили, металлические балки окрашены зеленой краской под цвет гаражей застойной эпохи. Цвет, которым красили отечественные гаражи, нам сладок и приятен. Все серо-буро-малиновые, примиряющие с реальностью, естественные советские цвета нам дороги и близки. Цвет - точный символ времени. Сегодня актуальны другие цвета: едкие, кислотные.

Из репертуара евроремонта здесь только пол, хотя и этого можно было не делать. По мне, лучше был бы пол из простых советских досок с сучками. Кирпичную кладку мы покрыли лаком только для того, чтобы не сыпался песок в тарелки.

Почему возник ресторан? За долгие годы художественной деятельности надоело на вернисажах под плохую закуску стоя напиваться. Привлечение кухни - это, говоря медицинским языком, воздействие на все анализаторы. Ты слышишь (музыка у нас в основном советская), ты видишь (у нас идут старые фильмы), ты трогаешь, осязаешь (вилки, ножи, рюмочки, графинчики) и плюс ко всему ты еще и ешь. Еда настоящая, советская, "без дураков": салат "Столичный", картошка с грибами, холодец. Селедка под "шубой" у нас называется "Тайна двух океанов", нарезка из рыбы - "Дело пестрых", а котлета по-киевски - "Оптимистическая трагедия", потому что когда ее прокалываешь, она брызгает отечественным маслом на заграничный костюм.

Здесь работают разные анализаторы, это объединение ресторана, выставочного пространства и сцены. Каждый день у нас негромкая акустическая музыка, мы отдаем предпочтение джазовым и инструментальным вещам. У нас проходят выставки-акции, например "Мобильный телефон", для которой Горшков и Басанец создали эксклюзивные коллекции деревянных мобильных телефонов. Спонсором, между прочим, на полном серьезе выступала Motorola.

Чрезвычайно интересной получилась выставка Сережи Горшкова "Вещи на тумбочке". Все, что кладет человек на тумбочку, ко-гда ложится спать, было сделано из дерева. Деревянные часы, пачка деревянных долларов, зажигалка, сигареты, деревянные вставные челюсти в деревянном стакане, деревянная пачка деревянных презервативов, деревянные ключи... Эти вещи лежали на тумбочке, стояла кровать, на которой лежал человек с деревянной головой.

Вот прошла акция графика-анималиста Сергея Цигаля. Его хобби - кулинария. На пару с женой, актрисой Любой Полищук они ведут рубрику о еде в журнале "Итоги". Я предложил им выступить в качестве шеф-поваров. И вот целый день Сергей командовал на кухне, готовил свои лучшие блюда, целое большое меню. Почитатели его таланта пробовали пирожки, сациви, лобио. А в маленьком зале была выставка его графики.

На вечере журнала "Магазин Жванецкого" выступали Жванецкий, Арканов, Шендерович. В Новый год пели "Самоцветы" в старом составе. Здесь бывают поэты Игорь Иртеньев, Лева Рубинштейн, Дмитрий Александрович Пригов. Кто-то сказал, что клуб - это место, где как бы ты ни сел, все равно сидишь к кому-то спиной. Человек сюда приходит и встречает множество знакомых.

У нас есть свои членские карточки. На них нарисован мой герой. Каждый член клуба вписывает только имя и фамилию, а отчество, естественно, Петрович.

У нас еще ни один посетитель, который приходил вечером, когда народу битком, не повернулся и не ушел. Вот там у стены стоит швейная машинка. Если мест совсем нет, машинка опускается вниз, крышка закрывается и получается столик на двоих. Когда нужно, всегда что-нибудь форс-мажорное изобретается.

Хотя охрана может кого-то и не пустить. Если сюда придут люди, которых мы не хотим видеть, - уйдут люди, которых мы хотим видеть. Если ввалится пьяный или заявится компания с пистолетами, их не пустят. Мы не хотим видеть таких людей, разве можно нас в этом упрекнуть? У подростков в кожаных куртках и клепках, вообще у всех представителей московской фауны должны быть свои специальные места. Клуб - это ведь дом, а дверь дома открыта только для друзей. Это - дом Петровича. Есть множество других.

Как в любом доме, у нас есть игры для гостей. Они указаны в меню. Можно заказать бесплатно шахматы, шашки, домино, карты, нарды, лото. Помню, как очень небедно одетые парень с девушкой целый вечер играли в шахматы, пили кофе и обсуждали вслух каждый ход.

Мы входим в ресторанную градацию "до $10". У нас большой разброс цен. Можно плотно поесть и выпить с маленькими деньгами, большими и средними, а то, что стоит дешево, не значит невкусно. Одно из моих самых любимых блюд - домашние котлеты - доступны любому.

Клуб был создан полтора года назад, но какие-то вещи изменились за последние несколько месяцев. Советская эстетика стремительно вытесняется из нашей жизни, во все дыры лезет американизированный, китайско-турецкий, легковесный ширпотреб. Я сразу отказался от пепельниц типа Marlboro или Martini и купил русские народные из массивного стекла. Большого труда стоило найти аналогичные графины и рюмочки, пивные кружки. В это трудно поверить, но простые граненые стаканы уже, кажется, навеки сняты с производства. А ведь советский двухсотграммовый стакан своего рода венец творения. Он практически ничем не уступает в совершенстве балету "Спартак" или автомату Калашникова!

В зале у нас будет стоять телевизор КВН в рабочем состоянии. Представляете - его включаешь, и на экране размером в две спичечные коробки прыгает, как дрессированные блошки, какая-нибудь "На-На" или появляется Пугачева в виде Дюймовочки...

Один из основных элементов интерьера - бюсты, которые делает Сережа Горшков. Этим головам также присвоено почетное отчество Петрович. Александр Петрович Пушкин, принцесса Диана Петровна и так далее. Это люди, которые обросли мифами. Здесь нет хороших, плохих, любимых и нелюбимых. Они Петровичи. Петрович - это судьба. Многие мои друзья заказывают свой бюст и ставят у себя дома. "Петрович" - единственное место, где это можно себе позволить. Притом увековечиться не в папье-маше, гипсе или керамике, а в цельном куске древесины лучших отечественных пород. Специально для вас Ваятель (Горшков) идет в лес, валит соответствующее дерево, обтесывает его и затем раскрашивает масляной краской. Получается уникальная вещь. Единственная в своем роде русская топорная скульптура. Для мебели любая трещина - это смерть, а для скульптуры Горшкова трещина - как морщина на лице человека. Это говорит о том, что скульптура живет.

Андрей Басанец создает чистую красоту из мусора, из того, что простые люди обычно выбрасывают. Через 30 лет листок из отрывного "Календаря колхозника" приобретает невероятную ценность. Он достоин того, чтобы его оформили в надлежащую рамочку, застеклили и с новым чувством опять повесили на стенку. Вот картинка, изображающая милиционера 60-х годов. Полюбуйтесь, до чего хорош, не чета нынешним. К этому портрету как-то сам собой подошел самодельный совочек для мусора. Этот совочек является естественным обрамлением для милиционера. Ведь правда, понятия "совок" и "мусор" рядом лежат?.. Все это покрашено ныне редкой "говняной" красочкой, какой в прежние счастливые времена красили школьные парты. Так в конце концов получается объект искусства. Все эти ископаемые окаменелости, едва их коснется рука художника, превращаются в произведение, которое возбуждает в сердцах людей фантазию, желание жить и работать.

Иногда гости приобретают полюбившиеся экспонаты, но у части публики представление о произведениях искусства довольно странное. Некоторые удивляются тому, что коллаж с плакатом Госстраха образца 1965 года стоит $250. Они говорят: "Ведь это всего лишь какие-то бумажки". Наши стремительно прогрессирующие, но все еще, увы, недоразвитые современники не всегда хотят тратить деньги на искусство. Они, как нечего делать, покупают за $450 изготовленные провинциальной итальянской артелью позолоченные подставки для вина, а картинку для души ценят в три копейки.

Мы купили и постоянно докупаем наши стулья в антикварных магазинах. У нас сейчас 10 модификаций одних только венских стульев. Моя идея-фикс - собрать как можно больше венских стульев разных типов. Венский стул, по идее, бессмертен, он сделан из невероятно упругого и твердого букового дерева, собран на болтах, в нем нечему рассыхаться и ломаться. Часть стульев покрашена в разные цвета. Всегда можно заменить один на другой, не попадая в дурацкую зависимость от какого-то стиля. Так создается атмосфера семейного праздника. Типичная советская история, когда для приема гостей стулья одалживают у соседей.

Столы, в основном, одинаковые - большие круглые, овальные на одной ножке. В ресторанной практике такие используются редко, их нельзя сдвинуть, они занимают больше места. В ресторанах круглые столы редко встретишь. Но мы художники, у нас своя философия застолья. Функцию бара выполняет антикварный буфет. Его также купили в комиссионке, за 400 долларов примерно. Хотя когда вспоминаешь о цифрах, поэзия уходит.

Мы взяли все, что было в советской жизни, пропустили через пресс. Пресс сдавливает, стекает мутная водица, остается маленькая выжимка. Эта выжимка оказалась на удивление сладкой. Как-то само собой получилось, что мы воспели нашу Родину, не побоюсь этого слова. Хотя теперь чего бояться, когда дело сделано?..

Клуб "Петрович", ул. Мясницкая, 24, стр. 3. Тел.: 923-0082.

Публикацию подготовили Олег ГЕНИН

и Константин ПОБЕДИН

Фото Дмитрия Преображенского

 
 
 
© 1996-2004 Андрей Бильжо
© 2002 Владимир Липка, дизайн сайта

hosted by .masterhost